Путь Александра Якубовского

Александр Якубовский. Фото с сайта baikal.mk.ru

Депутат думы Иркутска свою молодость и открытость превратил в политическое преимущество

Выборы в думу Иркутска как будто бы приоткрыли заржавевшие шлюзы, за которыми томились молодые и активные силы, стремившиеся вырваться в политическое городское пространство и заявить о себе. Сентябрь 2014 года открыл иркутской политике много новых имен, обладатели которых за недолгие полтора года успели не только сказать свое веское слово в городском парламенте, но и доказать делом, что молодой возраст в политике можно с успехом превратить в преимущество.

Одним из таких ярких представителей, правда, с фамилией в Иркутске всем хорошо известной, стал Александр Якубовский, сын бывшего мэра областного центра Владимира Якубовского. Несмотря на то, что политическая карьера Александра Якубовского была предопределена примером отца, в жизни он предпочел выбрать свой путь, в первую очередь потому, что самостоятельности  и ответственности с пеленок его учил отец. Второй, не менее весомой причиной стало желание доказать, прежде всего себе самому, что возможности, полученные при рождении, можно реализовать по максимуму, рассчитывая прежде всего на собственные силы. Именно поэтому для Александра Якубовского принадлежность к известной фамилии стала не спасательным кругом, за который, как принято считать многими,  всякий раз хватаются  маменькины сынки и папины дочки, а испытанием.  Жить так, чтобы не опозорить имя отца и деда, жить так, чтобы никто не мог сказать, что все, чего ты добился, на самом деле за тебя сделал кто-то другой.  Жить, зная, что с тебя спросят больше, чем с других. И всегда будут сравнивать, сколько ни говори, что это твоя жизнь и ты делаешь ее сам.  Поэтому вышло так, что объективные  и субъективные обстоятельства заставили Александра Якубовского поднять планку личностных требований к  себе  на достаточно большую высоту, но другая его бы и не устроила. Причина тому  его характер. Не стоит обманываться, за открытой мальчишеской  улыбкой  и подкупающей искренностью притаилась железная воля и несокрушимая целеустремленность,  тот самый фундамент, на который впоследствии цементируется  бесценный жизненный опыт, превращаясь в поступки, способные удивить.

— Александр Владимирович, вы такой живой, искренний человек, ну зачем вы пошли в политику, не боитесь превратиться в плакат или картинку в телевизоре?

— Вы знаете, не боюсь. С самого детства у меня вместо плакатных кумиров перед глазами всегда был пример моего отца. Я видел ту реальную пользу, которую он приносил людям и нашему городу, и ту заботу, которую он проявлял о них. Этими его волнениями и мыслями о городских проблемах был пропитан, наверное, весь наш дом. Вся семья жила его проблемами, и я себя в будущем видел таким, как он. Это абсолютная правда, никакое не лукавство, поэтому, возможно, одним из факторов, повлиявших на мое решение, стала личность моего отца.

Я редко его видел, поэтому ухитрялся сделать так, чтобы лечь попозже и встать пораньше, чтобы попасть ему на глаза, но, несмотря на занятость, отец все равно меня воспитывал — своим примером, своей требовательностью. Даже когда я его не видел, я чувствовал его заботу о семье, его отношение к делу, которым он занимался. Главный урок, который я от него усвоил, это ответственность за слова и поступки, что бы я в жизни ни делал, я должен понимать: за все придется нести ответ. Когда я ленился учиться или что-то не хотел делать, отец мне говорил: «Нет слова «не хочу», есть слово «надо». В свое время на меня это произвело сильное впечатление, поэтому школу я окончил с золотой медалью.

Другим важным и особенным человеком в моей жизни стал тренер по настольному теннису Игорь Карпович Зусман. Именно он сформировал мой характер и волю, ведь спорт — это постоянная нацеленность на победу.

— Получается, что вы пошли в политику, потому что этого хотел ваш отец? Это было его, а не ваше решение?

— Это однозначно было мое решение. Все, что я сделал в жизни, кроме выбора моего первого образования, было сделано исходя из моей воли. Но, несмотря на то, что родители настояли, что я должен пойти учиться на финансово-экономический факультет в БГУЭП на специальность «Налоги и налогообложение»,  я умудрился    на третьем курсе  параллельно поступить в этом же вузе на факультет организации рынка по специальности «Экономика и управление на предприятиях строительной отрасли». Я не хотел быть бухгалтером, я хотел стать строителем, как отец, как дед. Генетика победила, но, чтобы не огорчать родителей,  в 2007 году я получил диплом специалиста по налогообложению, а в 2009 году  специальность строителя. Все это время я зарабатывал деньги самостоятельно, с 14 лет я каждое лето работал слесарем-механиком в автосервисе, а в 19 лет начал самостоятельную жизнь на собственные средства. Хотя я  хотел походить на отца, в отличие от него у меня всегда была тяга  к бизнесу.  Отец ведь бизнесом никогда не занимался. А я свой строительный бизнес начал с монтажа  пластиковых окон. Покупал у друга эти окна и монтировал их, вот этими руками, потом стал дилером, затем создал розничную сеть по продаже окон компании «Элит Лайн». Эта компания и сейчас успешно работает. После этого прошел путь от мастера до заместителя начальника строительно-монтажного управления в «Иркутскпромстрое». Занимался управлением в строительной компании из Красноярска. Сейчас у меня своя строительная компания, которая возводит жилье среднего класса. Мы строим  красивые многоэтажные дома в Хабаровске, хотя компания зарегистрирована в Иркутске. В этом году планируем ввести около 20 тысяч квадратных метров жилья.

— Почему ваша компания ведет производственную деятельность в Хабаровске, если вы живете в Иркутске? Это выглядит странным и нелогичным.

— Мы купили там земельные участки под строительство. Я пошел на это сознательно. В Иркутске я не строю по ряду причин, главная из которых – разделить политику и бизнес. Вот у меня на данный момент в Иркутске никакого бизнеса нет , и никто не может меня обвинить в лоббизме. Поймите, у меня есть жизненная стратегия, которая заключается в полном освобождении от бюджетной зависимости. Я не могу допустить ситуацию, когда меня станут обвинять в том, что я прислонился к бюджетным потокам, или, еще чего хуже, начнут спекулировать на прошлом близких мне людей. Я убежден, что бизнес и политику соединять не стоит. Когда в политику приходят бизнесмены для решения своих проблем и когда бизнес строят на политике и все это сращивается, это неправильно. На мой взгляд, политикой должны заниматься профессиональные политики, но не коммерсанты. Эта деятельность не должна сводиться к примитивному лоббированию.

— Да вы, оказывается, идеалист, всем ведь известно, что политики — это профессиональные лоббисты, и так было всегда.

— Меня многие в этом обвиняют, что я идеалист, но я прагматичный идеалист. Я так считаю и убежден, что так должно быть, но я понимаю, что не в моей власти изменить устоявшийся порядок вещей. Тем не менее для себя я принял решение и нашел оптимальную схему, позволившую мне разделить бизнес и мое занятие политикой. Честно скажу, я не знаю, сколько это продлится, потому что, несмотря на современные средства коммуникации, вести бизнес дистанционно достаточно сложно. Пока мне это удается.

— Существует мнение, что в результате градостроительной политики, которую проводил  ваш отец на посту мэра, в Иркутске не осталось свободной земли под строительство. Как вы относитесь к подобным утверждениям?

— Это все мифы, которые были созданы теми, кто хотел дискредитировать моего отца и  кому это было выгодно. Они появились в результате информационной войны и конфликтов определенных групп с разнонаправленными экономическими и политическими интересами. Дело в том, что мой отец, будучи мэром, всегда находился в противостоянии с губернаторами в интересах населения города, и, разумеется, это не могло пройти для него без последствий. То, о чем вы говорите, есть результат манипулирования общественным сознанием, а чтобы узнать, как было на самом деле, необходимо оперировать фактами. Для этого надо поднять документы, их изучить, и все сразу встанет на свои места. Мой отец был эффективным мэром и очень много сделал для города. Вспомните конец 90-х годов прошлого века. Строительный комплекс разрушен, жилье не строится, единственный в городе домостроительный комбинат прекратил свое существование, а новые строительные фирмы только зарождались. И в этот период город много сделал для возрождения строительной отрасли. И уже, если мне не изменяет память, в 2001 году были введены первые 40 тысяч квадратных метров жилья, в 2006 году уже более 200 тысяч квадратных метров, а в 2010 около 350 тысяч квадратных метров. Вот это и есть результаты работы мэра и администрации города по решению жилищной проблемы. К сожалению, сегодня об этом мало кто помнит. Кроме этого, все эти годы в городе проводилась реконструкция школ, детских садов, больниц, обустраивались новые скверы, реконструировались инженерные сети и дороги. Самое главное, при нем была разработана стратегия развития, по которой Иркутск жил после 2009 года. Все стратегические инфраструктурные проекты в городе, которые впоследствии с помпой сдавались без него, были разработаны еще при нем. Давайте вспомним: это и Нижняя Набережная, и памятник первопроходцам, и 23-я школа, и перинатальный центр, и даже 130-й квартал без него никогда бы не построили.

Что касается свободной земли, то это вообще непрофессиональный разговор. Свободной земли никогда нет, она всегда чем-то занята. Разговоры об этом для меня абсурдны. Взять, к примеру, компанию «Новый город», в свое время между администрацией и компанией была достигнута договорённость о том, что город безвозмездно предоставит участок земли в районе квартала Советской, Партизанской, Горной и Карла Либкнехта, а «Новый город» продолжит расселять и застраивать оставшиеся земельные участки самостоятельно. Сейчас мы видим, что там построен новый современный микро­район. Также необходимо вспомнить, что с 2007 года администрация города перестала распоряжаться землей в Иркутске, полномочия были переданы в область.

— Вы полтора года как депутат городской думы и заместитель председателя комитета по бюджету, вы так себе представляли политику, не разочаровались?

— Депутат – это связной, проводник между народом и властью. Своей деятельностью он должен власти постоянно напоминать о народе, и не просто напоминать, а добиваться решения проблем. Эти проблемы, как правило носят инфраструктурный характер: дороги, ЖКХ, детсады, школы, словом, все насущное, что необходимо человеку для жизни. А бюджет для решения этих проблем не резиновый, поэтому депутату очень важно уметь расставлять приоритеты и договариваться, быть грамотным переговорщиком, не допускать конфликтов между народом и властью.

Мне это удается, я очень рад, что у меня на округе много неравнодушных активных помощников. Люди болеют за дело, им важна вовлеченность и мы эту гражданскую инициативу поддерживаем. У нас самый лучший и активный ТОС в Иркутске – «Синегорье» в нем работают замечательные люди. Многие считают, что мой округ получает больше других в городе, но я с этим не согласен, так как сделать нужно еще больше. Вот мы начали строительство ФОКа, я безмерно этому рад, положили асфальт на дорогу в Березовую рощу, жители не верили, что сможем.

— Многих сейчас волнует вопрос, строите ли вы стратегические планы в отношении вашей карьеры, ведь, судя по всему, статус депутата городской думы для вас не потолок?

— Жизнь покажет, но если откровенно, у меня есть понимание, что уровень депутата городской думы позволяет мне заниматься только решением хозяйственных вопросов в городе, а есть еще и политические процессы. И я, безусловно, как член партии «Единая Россия» в них встроен. Недавно меня пригласили на встречу президента страны Владимира Владимировича Путина и председателя правительства Дмитрия Анатольевича Медведева с кандидатами, участниками праймериз на предстоящих выборах в Государственную Думу.

Я принял решение участвовать в партийных праймериз 22 мая по федеральному списку в территориальной группе, то есть по пропорциональной системе, а не мажоритарной. Хочу попробовать свои силы. Своим преимуществом   считаю открытость. Я не прячусь от людей за формальными поводами, помогаю всем, кто обратится. Ко мне на прием приходят люди из других округов, просят помочь, говорят, что им рекомендовали прийти именно ко мне.

Кроме того, если у человека есть желание заниматься общественной, а потом и политической деятельностью, его необходимо поддерживать. У нас в политике, к сожалению,  сложилась весьма безрадостная ситуация с кадрами. Нет сменяемости, молодым политикам приходится конкурировать с людьми другого поколения, и эти люди зачастую отбивают у молодых всякое желание ей заниматься. Осмысленная ротация кадров отсутствует, роста у начинающих нет. Это очень тяжелый процесс. Об этом и Владимир Владимирович Путин на встрече с кандидатами в праймериз говорил, что пришло время обновлять партийные кадры.

А праймериз, как открытое предварительное голосование, отличная возможность для ротации. На эту процедуру может заявиться любой, и победит тот, кто сможет мобилизовать максимальное число своих сторонников и привести их на голосование.

Оригинал статьи: http://baikal.mk.ru/articles/2016/05/10/put-aleksandra-yakubovskogo.html

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий